Ника Горбушина — режиссёр из Самары. В этом году она сняла короткометражный фильм «Варя», который не просто перевернул мнение о месте женщины в мужской профессии, но и получил диплом жюри конкурса «Кинотавр. Короткий метр».

Мы поговорили с Никой о том, как встать по ту сторону экрана, про что фильм «Варя», а также почему нет понятий «женского» и «мужского» кино.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

«Кино ближе и возможнее, чем мы все думали»

— Я никогда не хотела быть режиссером. Даже мысли такой не возникало. Я очень много смотрела кино, но даже не думала про людей, которые стоят по ту сторону экрана. Мне вообще казалось, что кино находится где-то в параллельной вселенной, и у меня ни на секунду не возникало мысли, что его тоже можно создавать.

Когда я начала учиться в универе, то сильно увлеклась фотографией. Стала много читать, смотреть. И как-то наткнулась на фильм «Древо жизни». У меня тогда впервые случился так называемый катарсис. Фильм меня довел до слез прямо с первых кадров, но не от своего сюжета, а от восхищения, что можно так снимать и смотреть на этот реальный мир. Так я захотела стать оператором. То есть у меня даже тогда не было мысли быть режиссером.

В Самаре как раз открылась Школа кино и анимации. Они искали администратора — можно было там работать и ходить на лекции. И меня туда взяли. Сначала пошла на операторские занятия, но мне что-то совсем не нравилось. И я начала ходить на другие лекции. Как-то к нам приехала режиссер Екатерина Побединская и провела мастер-класс, который просто с ума меня свел. Она рассказала, что кино ближе и возможнее, чем мы все думали. После мастер-класса я показала ей свои работы. Мне было очень интересно её мнение — могу ли я быть оператором. Она сказала, что с моими работами уже можно поступать во ВГИК. И я подумала: «Вау, ВГИК!». Это мне вообще казалось чем-то сумасшедшим. Потом я начала спрашивать, что такое оператор-постановщик, что входит в его обязанности, и поняла, что мне этого мало. Говорю: «Неужели нельзя вот на это и на это влиять?». Она ответила, что для этого надо быть режиссером.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

«Это не очень хорошо, когда ты снял первую работу и сразу победил»

— Екатерина Побединская дала всем задание снять работу на тему «Я тебя лю». Мне показалось, что это слишком сладко и не очень сходилось с моими вкусами. Потом я вспомнила, как меня поразил рассказ Сэлинджера «И эти губы, и глаза зеленые». Мне показалось, что здесь есть поступок главного героя, который говорит об этой огромной и беззаветной любви. Решила попробовать снять фильм по нему. До этого как раз нашла в интернете чей-то сценарий (по-моему, это был Тарантино) и просто перенесла рассказ в документ. Конечно, я что-то меняла по действиям, но в целом мне хотелось сохранить именно стиль Сэлинджера. Я даже не стала менять диалоги.

В итоге фильм назвали «Зелена глаз». Я написала сценарий, показала Екатерине Побединской. Она сказала: «Да ты что, Сэлинджер совсем не кинематографичный, зря ты за него взялась». А я вообще очень люблю Сэлинджера. «Над пропастью во ржи» — это моя любимая книга. Решила, ну и что, всё равно сниму. Я считаю Сэлинджера наоборот кинематографичным, потому что его рассказы очень похожи на сценарии: там не так много диалогов, зато много действий; есть какие-то чувства, но написано суховато. Поэтому мне кажется, что его произведения подходят для того, чтобы их снимать. Это очень большой полёт для фантазии режиссера.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

Я начала думать, где найти актеров. Написала своей знакомой, она дала контакты некоторых девушек и парней. Я встретилась с ними и поняла, что да, это мои персонажи. Конечно, выбор там был небольшой, да я и не понимала, как проводить пробы. Но мы встретились, пообщались, а потом я начала раздавать роли.

Мы встречались с ребятами в драмтеатре, репетировали там по ночам. И это было классно! Ты прямо ощущал, как происходит этот момент творчества и создания героев. Мы проигрывали сцены, ставили инвентарь, чтобы он примерно напоминал, например, кровать. Я даже не знаю, откуда это все было у меня в голове, чтобы так репетировать. Были «ощущенческие» штуки, на которых ты сам начинал учиться. Сейчас мне кажется, что у нас не совсем получились некоторые актерские моменты, которые мне хотелось донести. На первой работе я была не уверена, и могла кого-то послушать и что-то поменять даже вразрез с историей. Сейчас такого не позволяю. Я прислушиваюсь к мнению других, но чтобы менять поведения актеров — этого больше нет.

С этим фильмом мы потом участвовали на самарском кинофестивале 70/30 и победили. Мне показалось, что это не очень хорошо, когда ты снял первую работу и сразу победил. Такие юношеские мысли, что ничего так просто не дается. И у меня началась эта полоса препятствий. Только через четыре года я сняла «Варю» и попала на Кинотавр. Как говорится, бойтесь своих желаний.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

«Целый год я действительно пыталась быть оператором»

— В 2016 году в Москве я поступала на Высшие курсы сценаристов и режиссеров к Лунгину. Всё-таки я туда не попала и очень сильно расстроилась. Потом плюнула на всё и поехала в киношколу Александра Митты, где мне не особо понравилось, так как там не готовят настоящих кинематографистов. Уже в 2017 году я пыталась поступить в школу кино и телевидения «Индустрия». Туда меня тоже не взяли, и я решила, что следующий год — последний, когда я пробую. В итоге не успела подать на режиссуру, так как они сдвинули дедлайн, и я от безысходности подала документы на операторский курс. И они меня взяли даже на грант. По итогу целый год я действительно пыталась быть оператором. В «Индустрии» ещё такой подход, что сначала ты проходишь общий курс, а потом сразу идешь снимать свой первый короткий метр. Для меня это был невероятный стресс. Тогда поняла, что я действительно не на своём месте.

Я попросила школу позволить мне снять этюд в качестве режиссера. Сначала я написала сценарий без диалогов, и мне сказали, что они не будут его читать. Тогда я предложила снять сцену из фильма. Мне досталась комедия, а для меня это самый страшный жанр, потому что он самый тяжелый. Драму снять гораздо проще, а комедия —  просто ад. Я выбрала «Маленькую мисс счастье». Положила на неё все силы, потому что понимала, если не получится — никакую курсовую я снимать не буду. В общем мы сняли, у нас все получилось, даже Жора Крыжовников посмеялся. Мне сказали: «Молодец, ты справилась».

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

«В Варе, как в персонаже, очень много от меня»

— Мне очень сильно хотелось снять фильм про человека, который идёт к своей цели несмотря ни на что. Вроде «Одержимости» Шазелла. Но я долго не могла придумать сначала конфликт, а потом профессию героев.

Однажды моя знакомая фотографировала меня на плёнку. Мы ходили по Москве, и случайно вышли к пожарной части. Я никогда так близко не видела пожарные машины, поэтому сфотографировалась с одной из них. Где-то спустя неделю подруга проявила плёнку, скинула мне фотографии. И мой друг то ли в шутку, то ли всерьез сказал: «Может твои герои будут пожарными?». Я подумала, а может и правда.

Мне было очень важно, чтобы одним персонажем обязательно была женщина. И начала гуглить, могут ли они быть пожарными. Так я наткнулась на интервью Маши Власовой, которая стала неким прототипом нашей Вари. Оказалось, что женщины не могут быть пожарными, и она сталкивалась с дедовщиной. Меня это поразило, возмутило, и я поняла, что об этом надо рассказать.

В Варе, как в персонаже, очень много от меня. Приходится постоянно доказывать, что ты что-то умеешь и можешь. Причем доказывать не только окружающим, но и себе. Что надо не сдаваться, а идти к цели несмотря ни на что. Такая у нас героиня. Фильм в принципе построен на том, что мы знаем и уже проживали. Плюс, что-то мы придумали, что-то взяли из истории Маши.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

«Зритель может быть недостаточно подготовлен к женщине-пожарному, поэтому ему будет странно смотреть на хрупкую девушку в кадре»

— Я сразу поняла, что на роль Вари лучше всего подходит Варвара Шмыкова. Пожарного должна была сыграть крепкая девушка, несмотря на то, что Маша Власова сама выглядит очень хрупкой. Зритель может быть недостаточно подготовлен к женщине-пожарному, поэтому ему будет странно смотреть на хрупкую девушку в кадре. Нужно было показать, что такое вообще возможно. Поэтому я не могла вспомнить другую актрису, которая бы выглядела как обычный человек, а не какая-то звезда. Мне было очень важно, чтобы она была девчонкой из толпы. Поэтому у нас и афиша такая, где Варя стоит на станции метро «Маяковского».

Наш фильм — это ещё история о чрезмерной любви, которая иногда уходит в такую крайность, от которой плохо всем. Каждый, кто посмотрит фильм, для себя вынесет свою идею. Для меня был важнее факт, который случился, нежели то, что будет потом.

Все права на фильм принадлежат школе. Всем продвижением занимается тоже школа, и каждый год они отсылают работы на Кинотавр, так как он считается главным российским кинофестивалем. За месяц до Кинотавра нам сообщили, что мы прошли. Это было, конечно, очень приятно.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

«Нет «женского» и «мужского» кино. Есть авторское кино»

— Режиссер — это бесполая профессия. Здесь нет «женского» и «мужского» кино. Здесь есть авторское кино. Ты когда смотришь картину, не думаешь, кто её снял. Тебя либо цепляет, либо нет.

Ты смотришь на человека и видишь какую-то индивидуальность. Ну да, это женщина, потому что есть какие-то внешние признаки, но она тебе интересна как личность. В кино примерно также. Есть какие-то признаки, которые отражают внутренний мир режиссера. Конечно, бывают различия в этом плане. Например, какие-то женщины поласковее, понежнее, поэтому и кино у них такое получается. Но я знаю кучу режиссеров-мужчин, чьи фильмы можно назвать также «женскими».

В процессе у меня не было такого, чтобы «вот я девочка и никто меня не слушается, да кто ты вообще такая». Единственное, во время съёмок «Вари» у нас было две группы пиротехников. Мы сначала вызвали одних, и я прямо чувствовала, что они ко мне несерьезно относятся. В итоге у нас ничего не получилось. Возможно, это было из-за того, что я такая «маленькая девочка». Потом, когда мы снимали другую сцену,  позвали вторую группу пиротехников. У них не было ко мне такого отношения. Они относились к этому как к кино, а не «я пришёл помочь детям». С пожарными тоже не было никаких проблем. После того, как мы все отсняли, я зашла к ним в кабинет поблагодарить, и они очень уважительно ко мне отнеслись. Сказали, что поражены, какая это тяжелая профессия — снимать кино.

«Бойтесь своих желаний»: режиссёр Ника Горбушина о Кинотавре, Сэлинджере и женщине-пожарном

Фото отсюда

12+


Еще больше интересного в наших соцсетях: TwitterFacebook или «ВКонтакте». Подписывайтесь на Instagram, чтобы всегда быть в курсе событий.