Домашнее насилие в России уже давно стало обсуждаемой темой, однако до сих пор нельзя полностью оценить масштаб проблемы. При этом, согласно статистике ВОЗ, около 736 миллионов женщин – или каждая третья – в течение жизни сталкивались с физическим или сексуализированным насилием со стороны партнера.

«Самара-ГИС» запускает проект в поддержку пострадавших от домашнего насилия. В нашем первом материале психолог проекта «Знание остановит гендерное насилие. Поиск новых решений» Татьяна Лощинина рассказала, как понять, что в вашей семье есть домашнее насилие, а также что делать, если вы сами являетесь автором насильственнных действий.

— Как разделить семейный конфликт и домашнее насилие?

— Есть классические определения того, что является насилием и семейным конфликтом. Главное отличие – у насилия есть властный аспект. Конфликт происходит между двумя равными субъектами. Если в ситуации участники одинаково чувствуют свою власть, свои возможности, каждый из них не ущемлен в чем-то, оба могут защищаться и парировать – это конфликт. Мы можем за ним наблюдать, туда не обязательно вмешиваться, потому что это равный бой.

Если говорить про насилие, то оно происходит между неравными субъектами. Один из участников всегда имеет больше власти и больше ресурсов. Он сильнее, он транслирует свою силу, а второй участник – жертва насилия – не может по своей воле завершить эпизод. Начинает и заканчивает в этой ситуации тот, у кого больше власти.

«Я все возьму на себя, ты можешь не работать»: психолог Татьяна Лощинина о домашнем насилии и способах выйти из него

— Насколько вообще уместно говорить «жертва» и «насильник»?

— В нашем проекте мы стараемся самих жертв домашнего насилия так не называть. Мы обычно говорим, что это женщина, обратившаяся за помощью или пострадавшая от насилия. В нашем языке все-таки слово жертва имеет ярко-негативный эмоциональный подтекст.

Считается, что жертва — это невольный участник какой-либо ситуации. Например, жертва стихийного бедствия. Это слово сложно применить к ситуации домашнего насилия, все-таки оно происходит не стихийно.  Оно появляется в отношениях, которые развиваются обычным образом, но где возникает небольшой перекос в сторону власти и контроля. Например, встречать с работы или учёбы, никогда не расставаться, стараясь всё свободное время проводить вместе с партнёром. В конфетно-букетный период такой перекос мы часто воспринимаем как просто повышенную романтику.

Поэтому нельзя говорить, что насилие – это то, что случается внезапно. Насилие имеет вполне конкретные признаки, из которых оно становится формой взаимодействия людей без согласия пострадавшего от насилия. Это такой процесс, который можно увидеть в динамике, можно посмотреть его предпосылки и факторы. Поэтому обратившихся к нам мы называем пострадавшим от насилия или свидетелем насилия.

А тех, кто применяет насилие в отношениях, мы называем авторами насильственных действий. Данный термин заимствован из сферы коррекционной работы с агрессорами. Дело в том, что наименование «насильник» — это ярлык плохого человека. Но автором насильственных действий человек может стать не по собственному осознанному выбору. Зачастую это стечение обстоятельств и ранний негативный насильственный опыт в анамнезе. Поэтому при желании он может обратиться за помощью, где подскажут и научат как взаимодействовать с близкими людьми, не используя насильственные формы поведения.

«Я все возьму на себя, ты можешь не работать»: психолог Татьяна Лощинина о домашнем насилии и способах выйти из него

— Говоря о домашнем насилии, зачастую пострадавшими кажутся только женщины. Почему мужчин не представляют в этой ситуации?

— Действительно, женщины чаще страдают от физического насилия, потому что среднестатистическая женщина слабее среднестатистического мужчины. При этом нельзя говорить, что только женщины страдают от домашнего насилия. Есть семьи, где у мужчины есть четкие установки в плане проявления своей силы, и он не допускает какого-то физического воздействия в отношении своей супруги. При этом в его сторону происходят такие акты. Их можно определить как насилие, потому что человек не может действовать свободно. Мужчина не может защищаться из-за своих убеждений. С другой стороны, редко мужчины зависят от женщин так, как женщины от мужчин. Это связано с тем, что женщины чаще заботятся о детях и прибывают в декретном отпуске. Поэтому мужчины имеют возможность уйти из отношений, где в их адрес применяется физическое или психологическое насилие.

— Как в начале отношений понять, что они могут привести к домашнему насилию в семье?

— Есть разные сигналы, которые нужно попробовать считать на ранних стадиях. Как правило, это моменты, связанные с контролем. Например, когда в начале отношений кто-то из партнеров не разрешает другому общаться со старыми друзьями, говорит не так часто бывать у родителей. То есть когда появляется требование уменьшить количество контактов. Если человек попадает в такую изоляцию от остального общества, это является серьезным сигналом, что дальше может последовать насилие.

Когда партнер говорит: «Ты знаешь, я могу все взять на себя, ты можешь не работать» — тоже сигнал. В этом случае у человека возникает дефицит источников дохода и со временем формируется финансовая зависимость от партнёра. Если есть повышенная критика — это тоже серьезная предпосылка, которая может привести к абьюзу, а затем и к физическому насилию.

Алкоголизм также является фактором, сопутствующим насилию. Он влияет на регулирующие процессы в организме, которые отвечают за контроль и проявление агрессии. В алкогольном опьянении человеку будет сложно не разбить телефон или не запустить тарелку в стену, если он рассержен или чем-то недоволен. Он скорее будет склонен решать проблему через силу.

«Я все возьму на себя, ты можешь не работать»: психолог Татьяна Лощинина о домашнем насилии и способах выйти из него

— Что делать, если человек пострадал от домашнего насилия?

— В первую очередь нужно понять, где находится организация, которая может помочь. Из насилия практически невозможно выходить в одиночку. Кто-то должен быть рядом, чтобы в моменты, когда хочется сказать «Да ладно, это временно», человек не передумал и пошел до конца: развелся или обратился в правоохранительные органы. Всё зависит от ситуации. Рядом должен быть специалист, который подскажет, какие процессы сейчас происходит у жертвы, и что в принципе каждый пострадавший проходит через этап отмены своего намерения уйти. Почему, например, полиция часто не связывается с семейными делами, когда есть домашнее насилие? Они прекрасно знают что 70% заявлений забирают. Жертва прощает своего агрессора, потому что это отец её детей, потому что она не хочет портить их судьбу. Такое оправдание действий агрессора не имеет никакого отношения к их безопасности.

Если женщина начала догадываться, что в её семье не просто плохие отношения, а это похоже на насилие, то надо идти за профессиональной помощью и действовать по ситуации. Иногда есть возможность для молниеносного реагирования, когда у женщины есть ресурс – вторая квартира, работа, возможность уехать, взрослые дети. У неё появляется больше степеней свободы, и она может действовать по этому плану беспрепятственно. Иногда ситуация очень осложнена: маленькие дети, нет денег, нет поддержки ни в виде друзей, ни в виде родственников. Тогда ей придется разрабатывать план безопасности вместе с профессионалами, какие действия помогут снизить риски для жизни, выстроить схему выхода из ситуации окончательно – до момента развода или отъезда — и обеспечить себе безопасность на всех этапах этого процесса.

У нас сейчас есть много общественных организаций, которые помогают жертвам домашнего насилия. В Самаре есть наш центр, есть федеральные организации. Плюс, у нас есть коллеги в регионах – Уфа, Казань, Нижний Новгород. Если женщине нужно срочно скрыться, то можно перенаправить её в кризисный центр в другой области. Всё очень индивидуально, и нужно смотреть по тем реалиям, которые происходят в жизни конкретного человека.

«Я все возьму на себя, ты можешь не работать»: психолог Татьяна Лощинина о домашнем насилии и способах выйти из него

— Что если человек понимает, что именно он является автором насильственных действий в семье?

— Такое бывает, когда человек неожиданно для себя начинает догадываться, что именно он, его поведение и методы общения являются насильственными, и он не хочет быть причиной страдания своих близких. Человек просто не знает, как по другому. Может быть, когда-то с ним себя вели также, может ему не хватает его собственных внутренних ресурсов, например, терпения, или у него большая психическая нагрузка на работе. Если человек себя обнаружил в такой ситуации, ему тоже нужно обратиться за психологической помощью. Тогда он вместе со специалистом разберет эту ситуацию, найдет причину, и они проработают варианты поведения и более бережные формы общения с людьми.

Иллюстрации из сериала «Большая маленькая ложь»

16+


Еще больше интересного на главной странице и в наших соцсетях: TwitterFacebook, «ВКонтакте» или Instagram.