Совсем недалеко от Самары на раскопках трудятся археологи. Сейчас они работают на поселении эпохи поздней бронзы — это так называемая покровская срубная культура, где специалисты копают большое сооружение. Предположительно, когда-то давно здесь был скотный двор.

Пока что археологи выполняют техническую работу — вынимают, зарисовывают, фотографируют и замеряют находки. После наступит этап камеральной обработки материала, и самарские учёные начнут писать археологический отчёт.

Чтобы получше ознакомиться с археологической «кухней» корреспондент «Самара — ГИС» поговорил с участниками раскопок, а фотограф подготовил подробный фоторепортаж с поселения XVII — XVIII века до н.э.

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

 

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

Сергей Соловьёв: «Наука, которая позволяет узнать прошлое нашего края»

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

— Археология — это наука, которая позволяет узнать прошлое нашего края. Я занимаюсь ей уже шестой год. Не так много, как может сначала показаться. У меня есть друзья, у которых есть и по двадцать лет стажа. Это те, кто с самого студенчества начал ездить на раскопки. Они меня и позвали в археологию. Я уже побывал на нескольких раскопках в Самарской области, а также в археологической разведке в Ульяновской области и Татарстане.

Распорядок дня археолога почти такой же, как и в самом обычном туристическом лагере. Утром все просыпаются, умываются и завтракают. К восьми утра мы приезжаем на раскопки, это в нескольких километрах от лагеря, и распределяемся по местам. Потом обед, а дальше опять копаем. Вечером кто-то купается в пруду, кто-то поёт, кто-то просто сидит у костра. А благодаря некоторым людям у нас там сейчас даже баня есть.

 

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

Ирина Ворона: «В том году у нас был психолог, возможно, изучал психологию закрытых групп»

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

— На этих раскопках я с июня, из лагеря уезжаю только на выходные. В том году у нас был психолог, возможно изучал психологию закрытых групп. Мы тут ещё до конца сентября пробудем. Я уже два года занимаюсь полевой археологией. Нравятся мне все эти старинные вещи. Они хранят историю.

Развлечений в лагере не так много, но мы пытаемся разнообразить репертуар. Я ещё и артист оригинального жанра: кручу всякие огненные штуки и метаю ножички. У меня даже есть в нашем лагере единомышленники.

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

Евгений Иванов: «Ты участвуешь в культурном обогащении города»

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

— Я живу в лагере с июля, и только по выходным появляюсь дома. Но к такому ритму привыкаешь. Есть элемент однообразия, но в определённый момент это перестаёт доставлять дискомфорт. А так как мне это ещё и нравится, то проблем совсем никаких не испытываю. Здесь идёт осознание того, что ты участвуешь в культурном обогащении города. Ну и, конечно, я люблю, археологию за физический труд и хорошую компанию вокруг.

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

Софья Ляпунова: «Попала в Самару по схеме «наберут по объявлению»

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

— Я поступила после школы на истфак в Уральский федеральный университет, отучилась год, после этого у нас сразу же была археологическая практика в ХМАО (Ханты-Мансийский автономный округ, — прим.ред). Мне безумно понравилось, у нас была очень классная экспедиция. Позже я узнала, что за это ещё и платят, поэтому на следующий год уже поехала работать (также в ХМАО). Там копали бронзу, ничего интересного не было, но пробыли мы там месяц.

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках
Развал керамического горшка

Так я отмотала две экспедиции у разных начальников, и в прошлом году попала в Самару по схеме «наберут по объявлению». «Вконтакте» просто есть специальные паблики, где разные организации ищут сотрудников. Обычно берут всех.

В Самаре душевно. Немного легче работается, чем в ХМАО, но здесь хорошее начальство и с зарплатами всё по-честному. Но в этом году я чисто готовлю. Раскоп уже месяца два не видела.

Нам Самара очень нравится. Это сочетание деревянных домишек, высоток и советских зданий… Смесь всего и отсутствие какой-то системы выглядят так душевно. Особенно в старом городе.

Владислав Ляпунов: «Под конец сезона начинаешь выгорать»

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках

— Я давно знал об археологических экспедициях, но никак не получалось съездить. А в прошлом году увязался за Соней. В этот раз мы просто решили вернуться на знакомое хорошее место. Здесь прекрасное начальство, улучшились условия, недалеко цивилизация и в принципе комфортно себя чувствуешь.

Под конец сезона начинаешь выгорать. Просто хочешь пожить городской жизнью: и на диване поваляться, и в ванне хорошей помыться, и за компьютером посидеть. Но в следующем году возвращаешься. Это как болезнь.

Самодельная баня, фаер-шоу и четыре месяца в лагере: как самарские археологи выживают на раскопках
Орнамент в фрагменте керамики бронзового века

Моя первая экспедиция как раз была в Самаре в прошлом году, потом мы уехали под Нефтеюганск на нефтяное месторождение, а в этом году опять вернулись. За это время мы нашли много кремниевых орудий, отщепов, нуклеусов (основной камень), несколько бронзовых изделий, наконечники от стрел. В этом году даже попалось бронзовое шило примерно в пять сантиметров. Иногда что-то улетает в отвал, они время от времени находятся.

Фото: Ольга Усольцева